"Она мне жизнь дала, а я её в дом для престарелых? Нет, не повезу"


Светлана задумчиво смотрела в окно. Ей уже пятьдесят лет, матери под восемьдесят. Они всю жизнь вместе. Семью Светлана так и не создала. И вот выпал, может быть, последний шанс. Олег, с которым она познакомилась на даче. Их дача постепенно приходила в запустение. Она уже махнула рукой, некому помочь. И тут Олег, их новый сосед. Чуть старше её, одинокий крепкий мужчина.

Светлана вспоминала знакомство Олега и её матери. Это было невыносимо. Валентина Петровна всех претендентов на руку дочери отчего-то сразу не любила. Да их и было всего пять. Только все сбегали после знакомства с ней. И сейчас Валентина Петровна переспрашивала, притворялась глухой, заставляя Олега громко повторять одно и то же.

Называла его разными именами, потом извинялась за забывчивость. Олег был в прекрасном настроении, Светлана ему нравилась. Он пробовал перевести все в шутку, но после того, как его назвала Мотей, перестал улыбаться. А затем Валентина Петровна вроде случайно уронила селедку на брюки Олега и устремилась вытирать полотенцем то самое место. Тут Олег не выдержал и сбежал.

Светлана стала возмущаться. Сколько же можно, она уже не девочка, может, Олег её последний шанс. Мама, как всегда, начала тяжело вздыхать и стонать. Светлане пришлось вызвать врача. Всё нормально, переволновались просто. И так каждый раз. Светлана уже привыкла, но всё равно переживала. Мать спокойно спала в своей комнате, а Светлана сидела в темной кухне. На столе остывал чай. Так и её жизнь стала похожа на бледный остывший напиток. Мать весит под сто килограммов, жалуется на колени. А если она упадет? Уже сейчас помывка в ванной становится проблемой.

Олег не отступился. Они продолжали встречаться. Светлана ждала предложения. Олег признался что, кроме дачи другого жилья у него нет. Если бы они поженились, то пришлось бы жить в квартире Светланы и её матери. А квартира шикарная! Три комнаты в старом фонде, высокие потолки, лепнина, большой коридор и даже дверь на черный вход.

Светлана рассказала Олегу о том, что уже однажды жила с мужем полгода вместе в этой квартире. Ей было тридцать лет. Вадим был ее ровесник. Он жил с родителями в обычной маленькой двушке. Поселились после свадьбы у Светланы. Валентина Петровна была против и свадьбы и проживания Вадима у них.

Протянули они полгода. Со стороны это было смешно, но внутри конфликта уже не до шуток. В одной комнате лежала мама и стонала, а в другой Вадим с телевизором на полную громкость. Светлана бегала от одного к другой, пытаясь помирить стороны, а потом запиралась в ванной и стояла под душем, чтобы ничего не слышать.

Первым не выдержал Вадим. Он ушел. На прощанье сказал – пока с тобой рядом будет твоя мать, семьи у тебя не будет. Валентина Петровна напутствовала его словами - иди отсюда, примак. Нормальные мужики свою квартиру имеют.

Нормальных так и не нашлось. Светлана хотела ребенка, но мать была против. Денег нет, зачем нищету плодить. Иногда Светлана думала, что все дело в эгоизме матери, но сразу отгоняла такие мысли. Ей было жалко маму. И себя жалко. Она помнила, как в детстве мать иногда уезжала в командировки. И это чувство одиночества и беспомощности осталось с ней навсегда. А ещё вспоминалось, когда мама её в деревню на лето провожала.

Поезд набирает ход. Тетя держит Свету за руку. Мама там, за окном машет ей рукой, а у самой слезы на глазах. Мама становится все меньше и меньше, а потом исчезает.

Олег предложил Светлане отдать Валентину Петровну в пансионат для пожилых людей. Он своего отца туда отдал, нареканий нет, доложил он Светлане. Для стариков идеальные условия, он так считает.

Светлана не знала, что делать. Семью хотелось уже до помрачения разума. Мать не даст ей жизни с мужем. Она съездила в этот пансионат, чтобы принять окончательное решение. Ей всё показали. Двухместные комнаты, правда, удобства в коридоре. Везде чисто, опрятно. Неприятных запахов нет.

Только обитатели произвели гнетущее впечатление. Многие смотрели телевизор в общей комнате, кто-то одиноко гулял по парку. Сопровождающая увидела потемневшее лицо Светланы и объяснила.
- А чему им радоваться? Родственники сдали их сюда и забыли. Как привезли , так и не навещают. А они ждут. Ещё как ждут. Что здесь - существование в комфортных условиях. Посмотрю на них, одиноких, беспомощных и сама не выдерживаю – жалко. А маму свою привозите. Может, пару себе найдет. Всем нужно, чтобы рядом был близкий человек.

Светлана была в смятении. Олег ее успокаивал, говорил, что все будет хорошо. Его отец там находится уже три года и не жалуется.

- Ты мне позвони, когда маму твою надо будет туда отвезти, я помогу.

- Нет, я не повезу свою маму туда. Никогда, понял? Не имею права. Она мне жизнь дала, а я ее в дом для престарелых? Она этого не заслужила. Если хочешь жить со мной, придется и маму мою терпеть. Если не хочешь так жить, то прощай.

Мать тихо дремала в кресле. В доме было тихо. Ну и пусть. Светлана подошла к ней. Валентина Петровна похрапывала.

Мама, я тебя люблю, прошептала она.



No comments

Powered by Blogger.